Читать сказки
Слушать сказки
Смотреть сказки
Размер букв: а б в г д
*Настройки сохраняются в Cookies


Лисенок Вук

Надо жить. Научиться уловкам свободных лис и показать гладкокожим тварям, что род Вука сильней, чем они.

Тут солнце зашло за холмы, и в тени стало прохладно. Карак перенесла Вука через трещину в скале и отпустила на отвесном карнизе.

– Здесь ты уже можешь идти.

На вершине холма они остановились. Посмотрели вниз на долину, подставив носы слабому ветру, принёсшему с собой живые, тёплые запахи.

Скудные воспоминания лисёнка уже очистились от тоски, и он сказал:

– Кто-то идёт. – И растянулся на земле.

Старая лисица, хотя не слышала ни звука, невольно последовала его примеру. Она в недоумении толкнула Вука, и он указал носом на один из кустов:

– Там!

Возле куста мелькнуло в сумраке что-то белое. Карак уже поняла, что это кошка Мяу, которая, покинув деревню, присоединилась к свободному народу. Она предпочитала не связываться с кошкой: хотя у неё вкусное мясо, но когти острые, и Карак знала лису, у которой Мяу выцарапала один глаз.

Кошка так тихо кралась, что старая лисица даже теперь ничего не слышала, но белая жилетка Мяу мелькала под кустом, где она искала, наверно, гнездо, а может быть, подстерегала живущую там мышку.

Стояла глубокая, напряжённая тишина. Вук из любопытства, чтобы больше увидеть, выставил голову, но тотчас пригнул её, потому что Мяу зашипела и через мгновение уже смотрела на лисиц с дикой груши.

– Как будто можно идти, – поднялась Карак. – Мяу в темноте видит лучше, чем мы, и заметила твои глаза. Теперь уже до утра не спустится она с дерева. Запомни, когда стоишь перед добычей, надо опускать глаза, иначе тебя приметят. А не добудешь еды, станешь слабым, как безногая змея Ши. В темноте горят наши глаза и сверкают зелёными огоньками, как крылья у жука Жу, живущего на цветах. А мясо у Мяу замечательное, да, ты свалял дурака.

– Она потрепала Вука за уши, и ему стало очень стыдно.

Но про себя Карак радовалась, что не надо сражаться с Мяу, которая недёшево отдаёт свою шкуру.

У подножья холма лисы снова приникли к земле. Перед ними тихо струился ручей, и на его берегу самозабвенно распевал лягушачий народ.

– Ступай, попробуй поймать Унку, – сказала Карак. – Если что-нибудь стрясётся, крикни только.

Лисёнок вышел в первый раз на охоту. Карак знала, что он ещё мал, но хотела испытать знаменитую кровь деда Вука.

Малютка Вук с древней лисьей повадкой крался к берегу, и глаза Карак сверкали от радости:

– Он будет первым среди лис!

Вук скользил, как ветерок, даже росинки не сбил с травы. Мышцы его маленьких лапок напряглись, и он чувствовал только первобытную прелесть охоты. Он забыл печаль, забыл Карак и Мяу, за которую недавно получил нахлобучку, и его преследовало лишь одно желание: поймать Унку, которая считает, что раз у неё большой рот, то надо и петь.

Добравшись до берега, он, помня совет Карак, прикрыл глаза.

В низине над ручьём дул небольшой ветерок, и шерсть у Вука взъерошилась от радости, когда среди прочих запахов он обнаружил тёплый, резкий запах Таш. Он не думал уже об Унке. В пылу охоты лисёнок осмелел. Правда, он спугнул Мяу, но теперь покажет Карак свою ловкость.

Вук скользил по берегу, как частица мглы, без голоса, без тени.

Запах Таш становился всё более тёплым и живым. Дикая утка была, как видно, совсем недалеко.

Глаза у лисёнка то широко раскрывались, то сужались. Он спустился к ручью, так как ещё дома слышал, что утки спят на воде.

Лягушки старательно распевали, ручей казался неподвижным, как вдруг Вук обнаружил Таш почти у себя под носом.

Это был ответственный момент. Лисёнок замер, и ему почудилось, будто утка приближается к нему, хотя это его толкал к ней древний инстинкт крови, охоты. Высмотрев, как удобней схватить её за горло, он понёсся с быстротой молнии.

Наевшись вечером рыбёшек, Таш спала. Когда Вук прыгнул на неё, ей показалось, что это обрушилось небо. Она хлопала крыльями, пытаясь взлететь, но потом перед ней потемнела сверкающая на воде рябь, потому что Вук перегрыз ей горло и подмял её под себя в мелководье ручья, который раньше служил Таш колыбелью.

Утка больше не шевелилась, и Вука потрясла одержанная победа. Борьба была бесшумной и короткой, но он всё же надеялся, что ручей разнесёт весть о том, что сын Кага, Вук, которого едва видно в молодой травке, поймал Таш. Таш, чуткую, как сова Ух, которая только днём спит немного и, кстати говоря, в затруднительных случаях обычно даёт советы лесному народу.

Правда, Мяу он проморгал, но она была бы слишком крупной добычей для такого маленького лисёнка.

Вытащив Таш на песчаный откос, Вук присел возле неё, чтобы отдышаться, – ведь утка оказалась очень тяжёлой, и почувствовал себя важным, взрослым лисом.

С этой сказкой также читают
Слушать
Слушать
Слушать
Семеро братьев
Категория: Корейские сказки
Прочитано раз: 20