Читать сказки
Слушать сказки
Смотреть сказки
Размер букв: а б в г д
*Настройки сохраняются в Cookies


111
Главная > Авторские сказки > Линдгрен Астрид сказки > Сказка "Приключения Эмиля из Лeннеберги"

Приключения Эмиля из Лeннеберги

Но пастор повел себя очень терпимо и продолжал с Линой говорить как ни в чем не бывало.

- Понимаешь, Лина, ты тоже настоящее чудо творения, - объяснял пастор, а потом спросил Лину, осознала ли она, как это удивительно, что Бог ее создал.

Сперва Лина было согласилась, а потом подумала и сказала:

- Да какое я, собственно, чудо? Во мне нет ничего чудесного. Разве что вот эти завитушки возле ушей...

Тут мама Эмиля снова залилась краской. Ей казалось, что, когда Лина говорит такие глупости, весь хутор опозорен. И она почувствовала себя еще более несчастной, когда из угла, где сидел Эмиль, послышался звонкий смех. Разве можно смеяться во время проповеди! Бедная мама Эмиля! Она сидела, сгорая от стыда, и успокоилась лишь тогда, когда опрос наконец кончился и можно было подавать угощение.

Мама Эмиля приготовила ровно столько блюд, сколько обычно готовила, когда звала гостей, хотя папа Эмиля и пытался ее остановить.

- Здесь главное - разговоры о Библии, а ты лезешь со своими мясными тефтелями и творожными пышками.

- Всему свое время, - твердо возразила мама Эмиля. - И разговорам о Библии, и пышкам.

И вот настало время творожных пышек. Их ели и похваливали все, кто пришел на хутор слушать проповедь. Эмиль тоже съел целую гору пышек, макая их в варенье, а как только он с ними справился, мама его попросила:

- Эмиль, будь добр, запри кур в курятник. Весь день куры свободно ходили по двору, но вечером их надо было запирать от лисы, которая в темноте прокрадывалась на хутор.

Сумерки уже сгустились, шел дождь, но Эмиль подумал, что приятно глотнуть свежего воздуха после этой духоты, чада, пышек и нескончаемых разговоров. Оказалось, что почти все куры уже сидят на насесте, только хромая Лотта и еще несколько ее взбалмошных подруг бродят, несмотря на непогоду, по двору. Но Эмиль их тут же загнал в курятник и закрыл дверь на защелку - пусть теперь приходит лиса, если ей охота. Напротив курятника был хлев, и Эмиль, раз уж он здесь оказался, заглянул на минутку к Свинушку и пообещал принести ему на ужин остатки угощения.

- У гостей глаза завидущие, и на тарелках всегда много чего остается, - объяснил Эмиль, и Свинушок весело захрюкал. - Попозже я к тебе еще забегу, - сказал Эмиль и хлев тоже запер на защелку.

За хлевом находилось "отхожее место". Так в давние времена именовали то, что теперь все зовут туалетом. Это

название тебе наверняка покажется смешным, но слышал бы ты, как называл эту дощатую постройку Альфред! Впрочем, меньше всего я хочу учить тебя грубостям... К слову сказать, как раз на хуторе Катхульт это место именовалось весьма деликатно - "домик Триссе". Триссе было имя плотника, который и поставил этот маленький домик по заказу прадеда Эмиля.

Итак, Эмиль запер на защелку дверь курятника, потом, тоже на защелку, - хлев и по рассеянности, а может быть, от избытка усердия задвинул задвижку на двери домика Триссе. Конечно, сделал он это механически, не думая, хотя вполне мог бы сообразить, что раз задвижка на двери домика Триссе отодвинута, значит, внутри кто-то есть. Но, повторяю, тогда Эмилю это в голову не пришло, и он вприпрыжку побежал по двору, распевая во все горло:

- Вот я запер-запер-запер все, что только можно запереть!..

А в домике Триссе как раз в это время находился папа Эмиля. Он услышал пение сына и тут же толкнул дверь. Но дверь не отворилась. Тогда папа Эмиля очень громко крикнул:

- Эмиль!

Однако Эмиль его крика не расслышал - во-первых, он успел уже далеко ускакать, а во-вторых, сам орал во все горло:

- Вот я запер-запер-запер все, что только можно запереть!..

Бедный, бедный папа, он так рассвирепел, что даже в груди у него заклокотало. Из всех проделок Эмиля эта, пожалуй, была самая ужасная! Папа как бешеный забарабанил кулаками в дверь, потом с силой навалился на нее плечом, да что толку!

В отчаянии повернулся он к запертой двери спиной и стал лягать ее ногами. Никакого результата, зато он сильно отбил себе пятки. Да, этот плотник, по имени Триссе, хорошо знал свое дело! Он сколотил эту дверь из гладко выструганных толстых досок и так плотно пригнал ее к косяку, что, несмотря на все папины усилия, она даже не шелохнулась.

А папа Эмиля тем временем все больше приходил в ярость. Он готов был разнести в щепы всю эту проклятую постройку! В бешенстве он принялся выворачивать карманы, надеясь найти там складной нож. Он хотел прорезать щель в двери и лезвием отодвинуть задвижку.

С этой сказкой также читают
Слушать
Слушать
Кузя двухвостый
Категория: Бианки Виталий Валентинович
Прочитано раз: 110
Слушать