Читать сказки
Слушать сказки
Смотреть сказки
Размер букв: а б в г д
*Настройки сохраняются в Cookies


111
Главная > Авторские сказки > Линдгрен Астрид сказки > Сказка "Приключения Эмиля из Лeннеберги"

Приключения Эмиля из Лeннеберги

- Как высоко! - сказала она. - Оттуда, наверно, все видно до самого Марианнелунда!

Эмиль на мгновение задумался.

- Это мы можем сейчас проверить, - заявил он. - Хочешь, я подыму тебя наверх?

Сестренка Ида засмеялась. Как хорошо иметь такого брата, как Эмиль. Он всегда придумывает такие интересные вещи!

- Конечно, я хочу увидеть Марианнелунд! - сказала сестренка Ида.

- И увидишь! - заверил ее Эмиль.

Он взял крючок, которым прикрепляют флаг, и зацепил его за Идин белый пояс. А потом обеими руками схватился за веревку, которой подымают флаг.

- Ну, в путь, - сказал он.

- Хи-хи-хи...- рассмеялась в ответ Ида.

И он стал перебирать веревку руками, но вместо флага вверх поползла Ида. Все выше и выше, до самой верхушки флагштока. Потом он закрепил веревку, точь-в-точь как это делал папа, - ведь он не хотел, чтобы Ида соскользнула вниз и ушиблась. И вот она висела в воздухе, как самый настоящий флаг.

- Ты видишь Марианнелунд? - крикнул Эмиль.

- Нет! - крикнула сестренка Ида. - Только Лённебергу!

- А-а, только Лённебергу... Спустить тебя? - крикнул Эмиль.

- Нет, еще не надо! - крикнула Ида. - На Лённебергу отсюда тоже интересно смотреть... Ой, гости едут!

И в самом деле, гости так и повалили. Вскоре весь двор был уже запружен колясками и лошадьми, а люди двинулись к дому. Впереди всех шагала важная фру Петрель. Она не поленилась приехать из Виммербю, чтобы отведать пирога мамаши Альмы. Фру Петрель, дородная, величественная, в шляпе с перьями, выглядела как настоящая дама.

Фру Петрель с удовольствием оглядывалась по сторонам. Хутор был сейчас и вправду очень красив: ярко освещенный солнцем дом, окруженный цветущими яблонями и сиренью. И все выглядело так празднично! Может быть, из-за флага? Да-да, флаг был поднят, это она видела, несмотря на свою близорукость.

Флаг! Вдруг фру Петрель застыла в растерянности. Что творят эти Свенсоны, просто уму непостижимо!

Как раз в эту минуту папа Эмиля вышел наконец из коровника, и фру Петрель крикнула ему с возмущением:

- Как это понять, Антон? Почему вы подняли не наш шведский флаг, а "датчанина"?

Рядом стоял Эмиль. Он не знал, что это за штука такая - "датчанин". Он и понятия не имел, что так называется красно-белый флаг Дании - страны, где живут датчане. Зато он хорошо знал, что красно-белое пятно на верхушке флагштока вовсе не "датчанин".

- Ха-ха-ха! - рассмеялся Эмиль. - Да это же просто сестренка Ида!

И сестренка Ида, болтаясь наверху, тоже смеялась.

- Хи-хи-хи, это просто я! - крикнула она. - Я вижу всю Лённебергу.

Но папа Эмиля не смеялся. Он тут же опустил Иду вниз, и тогда она сказала:

- Хи-хи, мне еще ни разу не было так весело, как там, наверху... Разве только когда Эмиль купал меня в морсе.

Она вспомнила вот что: как то раз Эмиль играл с ней в индейцев и окунул ее в огромную лохань с давленой брусникой, чтобы она стала краснокожей, как и положено индейцам.

Да, Эмиль видел, что Ида очень довольна. Однако никто его за это не поблагодарил. Напротив! Папа грубо схватил его за руку и потащил прочь.

- Что я говорила! - воскликнула Лина, когда увидела, что папа тащит Эмиля к сараю. Там его обычно запирали в наказание за шалости.

Эмиль кричал, плакал, протестовал.

- Она ведь сама хотела увидеть Ма... ри... аннелунд! - всхлипывал он.

Эмиль считал в ту минуту, что его папа очень несправедливый человек. Ведь никто никогда не говорил ему, что нельзя показывать Марианнелунд сестренке Иде. И не его вина, что дальше Лённеберги она ничего не увидела.

Эмиль плакал, только пока папа не запер за собой дверь сарая. Оставшись один, он сразу утешился. Собственно говоря, сидеть в сарае было совсем не скучно. Тут валялось много чурбачков и дощечек, из которых можно было мастерить разные вещи. Всякий раз, когда Эмиля запирали в сарае после очередной шалости, он вырезал из подходящего брусочка какую-нибудь смешную фигурку. У него их набралось уже пятьдесят четыре штуки и, судя по всему, скоро должно было стать гораздо больше.

- Плевать я хотел на их дурацкий пир, - сказал он себе. - Пусть папа сам подымает флаг, если ему угодно. Вот сделаю сейчас нового человечка, а потом все время буду злиться.

Но, по правде сказать, Эмиль знал, что его скоро выпустят. Его никогда не запирали в сарай надолго.

"Выходи, но только если ты как следует подумал о том, что ты наделал, - обычно говорил при этом папа. - И смотри, чтоб такое больше не повторялось!

С этой сказкой также читают
Слушать
Слушать
Слушать