Читать сказки
Слушать сказки
Смотреть сказки
Размер букв: а б в г д
*Настройки сохраняются в Cookies


111
Главная > Авторские сказки > Линдгрен Астрид сказки > Сказка "Приключения Эмиля из Лeннеберги"

Приключения Эмиля из Лeннеберги

Ветер гудел и завывал в трубе - у-у-у! Да, такая метель бывает, может, раз в сто лет!

- Альфред весь день будет снег разгребать, - сказала наутро Лина. - А может, ему и браться за это не стоит, все равно бесполезно.

Но Альфред не разгребал снег в этот день. Когда все сели завтракать, его место за столом пустовало, и вообще его никто еще сегодня не видел. Эмиль забеспокоился. Он нахлобучил кепарик, надел толстую куртку из домотканого сукна и вышел из кухни. За дверью он взял лопату и стал быстро прокапывать дорогу к пристройке у сарая, где жил Альфред.

Лина увидела Эмиля из кухонного окна и удовлетворенно закивала.

- Эмиль все-таки умница! Знает, что первым делом надо расчистить тропинку к сараю. Тогда можно озорничать со спокойной душой.

Глупая Лина, она не поняла, что Эмиль пробивается к Альфреду.

Когда Эмиль вошел -в каморку Альфреда, он удивился, до чего там холодно. Альфред не затопил печку. Он лежал на топчане и не хотел вставать. Есть он тоже не хотел.

- Не хочется, - сказал он.

Тут Эмиль еще больше встревожился. Если Альфред не хочет есть, значит, он серьезно заболел.

Эмиль растопил печь, а потом побежал за мамой. Она пришла, а с ней и все остальные - папа Эмиля, и Лина, и Крюсе-Майя, и сестренка Ида, все они встревожились за Альфреда.

Бедный Альфред, он лежал и дремал. Он был горячий, как печка, но его знобило. Красные пятна шли теперь по всей руке к плечу - глядеть было страшно.

Крюсе-Майя деловито закивала.

- Я вам говорю, такие пятна - это конец, теперь он умрет.

- Да замолчи ты, - сказала мама Эмиля, но не так-то легко было заставить замолчать Крюсе-Майю.

Она знала не меньше полдюжины людей в одной Лённеберге, которые погибли от заражения крови, и принялась их перечислять.

- А теперь вот еще и Альфред, - закончила она. Она считала, что помочь ему можно только одним способом: состричь клок его волос, оторвать лоскуток от его рубашки и закопать все это ровно в полночь к северу от дома, читая при этом заклинание. Вот она, например, знает очень надежное, проверенное на опыте заклинание:

Чур-чура, чур-чура,

Сгинь, нечистый, со двора!

Что от дьявола идет,

Пусть он сам себе берет.

Но папа Эмиля сказал, что все заклинания насчет черта. произнес сам Альфред еще тогда, когда поранил себе палец, и что если надо что-то закапывать в полночь к северу от дома, то пусть Крюсе-Майя сама этим и займется. Крюсе-Майя мрачно покачала головой.

- Ох-ох-ох, тогда, ясное дело, все плохо кончится. Эмиль рассердился не на шутку.

- Не причитай и не хныкай! - зло сказал он. - Альфред скоро поправится, это точно.

Тогда Крюсе-Майя сменила пластинку:

- Ну да, милый Эмиль, он выздоровеет, он скоро выздоровеет. - Для пущей убедительности она коснулась рукой Альфреда, который лежал неподвижно, и еще раз громко подтвердила: - Конечно, ты поправишься, Альфред. Я в этом не сомневаюсь.

Но потом она поглядела на узкую дверь его каморки и пробормотала себе под нос:

- Не пойму, как протащат сквозь эту дверь гроб. Эмиль услышал эти слова и заплакал. Он испуганно дернул отца за куртку:

- Надо отвезти Альфреда к доктору в Марианнелунд, как мама сказала.

Тут папа и мама Эмиля как-то странно посмотрели друг на друга. Из-за снегопада попасть в Марианнелунд не было никакой возможности, и они это понимали. Выхода не было. Но как сказать об этом Эмилю? Потому-то они и стояли, печально опустив глаза. Папа и мама Эмиля тоже очень хотели спасти Альфреда, но просто не знали, что можно сделать. Они молчали.

Потом папа Эмиля, ни слова не говоря, вышел из комнаты. Но Эмиль не отступал. Он бежал за папой по пятам, он плакал, просил, кричал и угрожал, он даже ругался, и, представь себе, его папа не рассердился, а все только тихо повторял:

- Это невозможно, ты же сам понимаешь, что это сейчас невозможно.

Лина сидела на кухне и плакала, не утирая слез.

- А я-то думала, мы весной поженимся. Выходит, зря надеялась. Альфред умрет, а я останусь, как дура, с четырьмя простынями и полдюжиной полотенец! У-у-у!

Наконец Эмиль понял, как обстоит дело: помощи ждать было не от кого. Он вернулся в каморку Альфреда и просидел там весь день - это был самый долгий день в жизни Эмиля. Альфред лежал в забытьи. Только иногда он открывал глаза и всякий раз спрашивал: "Ты здесь, Эмиль?"

Эмиль видел в окно, что метель все не унималась, и он с таким пылом ненавидел этот снег, что от накала его чувств должны были, казалось ему, растопиться все снежные завалы не только в Лённеберге, но и во всем Смоланде.

С этой сказкой также читают
Слушать
Поспешишь
Категория: Шебзухов Владимир
Прочитано раз: 14
Слушать
Ёж и колючка
Категория: Шебзухов Владимир
Прочитано раз: 17
Слушать
Львица и бык
Категория: Шебзухов Владимир
Прочитано раз: 10