Читать сказки
Слушать сказки
Смотреть сказки
Размер букв: а б в г д
*Настройки сохраняются в Cookies
Главная > Авторские сказки > Линдгрен Астрид сказки > Сказка "Приключения Эмиля из Лeннеберги"

Приключения Эмиля из Лeннеберги

Но как бы ни болел зуб, коров доить надо, и Лина тут же побежала на выгон, потому что они и так уж заждались.

Рюлле и ее шести подругам тоже не терпелось, чтобы их подоили, и теперь они громко и требовательно мычали.

- Раз здесь нет их хозяина, придется уж нам выручать, - сказал Эмиль, сел на табуретку и сам стал доить - заметь, он все умел, этот мальчик, - сперва Рюллу, а потом, по очереди, всех остальных коров. Он надоил тридцать литров, и мама спустила молоко в погреб, чтобы потом сделать сыр. Получилась большая головка вкусного сыра, и это доставило Эмилю немало радости.

А яйцо, которое хромая Лотта снесла по дороге домой, Эмиль тут же сварил и поставил на стол перед папой, который угрюмо ждал, чтобы ему подали ужин.

- Это тебе от хромой Лотты, - сказал Эмиль.

Потом он протянул папе стакан парного молока и добавил:

- А это от Рюллы.

Папа молча ел и пил, а мама, вооружившись лопатой Эмиля, смогла, наконец, посадить все хлебы в печь.

Лина приложила тем временем к больному зубу горячую картошку, от чего зуб разболелся еще больше. Впрочем, Лина и не надеялась, что боль пройдет.

- Все я про тебя знаю, - сказала Лина зубу. - Но раз ты так упрям, то и я буду упрямой.

- Зато хозяин Кроксторна не поскупился для тебя на карамельки, - дразнил ее Альфред. - Ешь, сколько твоей душеньке угодно! Знаешь что, Лина, выходи-ка ты за него замуж.

Лина вскипела:

- За этого старика! Ни за что! Да ему пятьдесят лет, а мне только двадцать пять. Думаешь, мне нужен муж в два раза меня старше?

- Это не имеет никакого значения, - горячо вмешался Эмиль. - Поверь, ровным счетом никакого.

- Тебе легко говорить, - отрезала Лина. - Сейчас, может, и не имеет, но ведь когда мне будет пятьдесят, ему будет сто! Вот уж хлебну с ним горя!

- Всяк судит по своему разумению, Лина, - сказала мама Эмиля и, отправив последний хлеб в печь, прикрыла ее заслонкой. - Какую замеча- тельную лопату ты привез, Эмиль, - добавила она.

Когда папа Эмиля съел яйцо и выпил молоко, Эмиль сказал:

- Ну, теперь мне пора в сарай.

Папа Эмиля стал бормотать, что как раз сегодня, если взять весь день в целом, Эмиль не сделал ничего такого, чтобы сидеть в сарае, но Эмиль был непоколебим:

- Нет уж! Раз ты мне сказал, что я буду сидеть, значит, буду сидеть.

И он тихо, с достоинством удалился в сарай и там принялся резать свою сто двадцать девятую фигурку.

Хромая Лотта уже спала на шесте в курятнике, а Рюлла мирно паслась на пастбище вместе со своими подругами, когда явился крестьянин из Бастефаля. Он долго разговаривал с папой Эмиля о торге и обо всем, что там приключилось, и потому прошло немало времени, прежде чем папа вспомнил про Эмиля. Но как только крестьянин со своими шестью коровами отправился домой, папа пошел к сараю.

Еще издали он увидел, что Ида сидит на корточках на скамейке у окна сарая и держит в руках бархатную шкатулку с крышкой, украшенной ракушками. Держит так бережно, словно это самая прекрасная вещь на свете и у нее такой никогда еще не было. Папа Эмиля был на этот счет другого мнения:

- Что за дурацкая вещь! Кому нужна такая старая бархатная шкатулка!

Ида не заметила папу, поэтому она не замолчала" а наоборот, послушно повторяла слово в слово то, что Эмиль ей подсказывал из темного сарая. Папа Эмиля побледнел, когда услышал, что говорит девочка - ведь грубые слова вообще никогда не употреблялись в Катхульте,' и они не стали лучше от того, что Ида произносила их своим нежным тоненьким голоском.

- Замолчи, Ида! - крикнул папа Эмиля. А потом он просунул руку в окно и опять схватил Эмиля за шиворот.

- Эмиль! Как тебе только не стыдно! Учишь свою сестру ругаться.

- Вовсе нет! - возмутился Эмиль. - Просто я ей внушал, чтобы она не смела говорить "черт возьми". И заодно заставил ее выучить еще несколько слов, которые она никогда не должна произносить.

...Ну вот, теперь ты знаешь, как Эмиль провел 12 июня. И даже если не все, что он сделал, заслуживает похвалы, надо, однако, признать, что он проявил в тот день большую находчивость.

Единственная покупка Эмиля, по поводу которой его папа мог еще ворчать, была бархатная шкатулка - вещь и вправду никчемная, хотя она так понравилась сестренке Иде. Она положила в нее наперсток, ножницы, красивый синий осколок и красную ленту для волос. Чтобы уместить все это, Ида выбросила прямо на пол связку старых писем, которая лежала в шкатулке. Когда Эмиль, отсидев в сарае, пришел вечером на кухню, он сразу обратил внимание на эту пачку, валяющуюся в уголке.

С этой сказкой также читают
Слушать
Слушать
Слушать
Мальчик и Великан
Категория: Уайльд Оскар
Прочитано раз: 390