Читать сказки
Слушать сказки
Смотреть сказки
Размер букв: а б в г д
*Настройки сохраняются в Cookies


Главная > Цыганские сказки > Сказка "Цыган в господском доме"

Цыган в господском доме

Жил цыган — парень молодой и красивый. Был он известным на всю округу плясуном да пением своим славился. Как–то раз получает он письмо, где одна неизвестная дама изъявляет желание познакомиться с ним.

«А одета я вот так, вот так и вот так», — написано в письме было.

Ладно. Приоделся цыган как следует и пошел на встречу.

— Это вы будете Анечка?

— Я.

— Очень приятно. Я — такой–то, рассякой–то.

Дама была очень привлекательной и понравилась цыгану. Да и цыган был хоть куда — красавец писаный. Короче говоря, дает дама цыгану визитную карточку и приглашает на свой день рождения. А надо сказать, что, покуда они говорили да любезничали, цыган угощал даму апельсинчиками да лимонадом. Очень нравились ей эти угощения.

И вот наступил день рождения. Надел цыган свой самый лучший костюм, светлый такой, сиреневый. В туфли обулся лаковые — чистенько. На руку колечко надел с бриллиантиком, папкино. Так и отправился. А тут, как на грех, захотелось цыгану покушать. Забежал он в закусочную и взял пару котлет без гарнира. В эту минуту часы пробили. Глядит цыган — батюшки мои! — времени–то нет. Кое–как завернул котлеты, в карман их положил да скорее на извозчика.

Открывает горничная дверь и впускает цыгана. Глядит парень, а народу в доме человек пятьдесят, не меньше. Рождение справляют. И среди всех — Анечка. Красавица. Глаза черные, как у цыганки, ресница до половины щеки — хоть верхом садись да поезжай.

— Ой, приехал!

— Приехал, — говорит цыган, — я словом не торгую.

Раздели парня, к зеркалу подвели. Гребеночки, щеточки. Прихорошился цыган. Вот стоят они в прихожей. Цыган и говорит:

— Анечка, хорошая моя, уж так я торопился, что ничего не успел тебе купить. Ну так я попозже, не обижайся на меня, — а сам все время руку в кармане держит, где у него котлеты лежат.

— А что у тебя в кармане? — улыбается Анечка. — Ты, наверное, принес мои любимые апельсинчики? — и сует руку цыгану в карман.

— Что ты, Анечка, не надо, — засмущался тот, — я тебе в другой раз что–нибудь хорошее принесу.

— А почему же ты руку там держишь? — опять спрашивает Анечка, а сама все дальше руку в карман просовывает. А котлеты в кармане — жирные, теплые.

— Ой, — кричит, — что это такое?! Пришлось цыгану сознаться...

Пошли они в зал, а там стол огромный, и еды всякой на нем полно У стола все такие разодетые сидят: женщины все в золоте да драгоценностях и мужчины важные. У цыгана аж волосы поднялись. Что его колечко! Кабы огонь сильный горел, то хоть бы игра была в бриллиантике. А так ничего.

Ладно. Сел цыган за стол. Ну что его учить, как за столом держаться?! Похватал он все руками да на куски порвал. Глядит по сторонам и видит, что все па него смотрят. Понял тут, что не так все делает, как надо. Погрустнел парень, а есть сильнее прежнего хочется. Подходит Анечка:

— Ну что тебе положить?

— Что ты, хорошая моя, не хочу я ничего.

— А как же котлеты?

Совсем смутился цыган, почернел, еще немного и сквозь землю провалится. Слава богу, попросили его тут спеть да сплясать. Известное дело, цыгане на пение и пляску большие мастера. Вот одна дама подходит и просит:

— Не споете ли вы нам что–нибудь, а то скучно?! А тут и Анечка подхватила:

— Ну спойте, сделайте мне подарок.

Тут как запел цыган, как закатил! Все аж с ума посходили.

— Ну еще, еще!

— А кто из вас играть умеет? Нашли человека.

— Цыганочку умеешь?

— Попробую.

Заплясал цыган, да сразу остановился.

— Нет, так не пойдет, на ковре–то не слышно будет.

— Прочь ковер! — закричали все.

Скатали ковер в трубку и поставили к стене. Как прошел цыган кружочек, а потом чечетки, двойные, тройные. Как ошалели все!

Расходиться стали гости, начали цыгану адреса свои раздавать, чтобы заходил. А ему ни до чего дела нет, есть хочет — умирает. Пришел голодным, а после песен да танцев и того хуже стало. Всем веселье, а ему голодно.

— Ну покушай хоть чего–нибудь, — умоляет его Анечка, — гости–то ушли, папа с мамой отдыхают, ешь–пей, что пожелаешь.

И вправду, еды осталось полным–полно, вин — море разливанное.

А у цыгана стеснение все не проходит.

— Не хочу да не хочу, — вот весь его сказ. А голод все грызет. Тогда он придумал.

— Анечка, — говорит, — все сделаю для тебя, что захочешь. Заставь меня на голове стоять — целый день стоять буду. Сделай и ты для меня одолжение.

— А что ты хочешь?

— Знаешь, что я заметил? Стоит тебе закрыть глаза, как ты сразу на мою сестру похожей становишься, копия вылитая — она.

— Ну так что?

— Так вот, ты закрой глаза и, пока не скажу, не открывай. Хочу я на это чудо еще раз поглядеть.

С этой сказкой также читают
Слушать
Слушать
Слушать